10 апреля 2013 17:50 / Архив / Комментарии 0

А.П. Чехов и его сестра

Наш постоянный автор, краевед и чеховед Виктор Мосалёв продолжает увлекательный экскурс в историю взаимоотношений писателя и его близкого окружения.Мария Павловна Чехова (1863- 1957) родилась в Таганроге в довольно большой семье: отец, мать, шестеро детей. У неё было пятеро братьев. Из них Александр старше её на восемь лет, Николай – на шесть лет, Антон – на три с половиной года, Иван – на один год, и на два года моложе брат Михаил. Нелегко доставалось отцу Павлу Егоровичу, занимавшемуся мелкой торговлей, содержать такую семью.Всем детям приходилось много работать. Маше – больше других: надо было помогать матери по домашнему хозяйству. Старшие братья, в том числе Антон, помогали отцу в лавке.По существовавшему в те времена строгому укладу жизни отец считался требовательным и взыскательным. Его попытки дать детям религиозное воспитание, обязательное посещение ими церковных служб в хоре, утомительные спевки дома, а также скучные обязанности старших братьев по дежурству в лавке – всё это дало основание Антону Павловичу сетовать, что «в детстве у него не было детства». Однако Павел Егорович, хотя и был человек суровый, но незаурядный и талантливый, давал детям возможность учиться в гимназии.Мать, Евгения Яковлевна, в отличие от отца, была мягкой, тихой женщиной, и – поэтической натурой. Дети с большим интересом слушали её рассказы о чём-нибудь необыкновенном, сказочном. На фоне внешней суровости отца материнская заботливость и нежное отношение к детям воспринималось с особенной остротой и горячей признательностью. Впоследствии Антон очень верно сказал: «Талант у нас со стороны отца, а душа – со стороны матери».Хотя детям приходилось много работать и подчиняться требованиям отца, но они жили дружно и весело. Игры, шутки, смех всегда царили в доме. Главную роль в придумывании всяких шутливых импровизаций, невинных детских проказ всегда играл Антоша – зачинщик. У Марии Павловны сохранились в памяти, например, детские спектакли, поставленные по Гоголю. Часто ставили «Ревизора», где Антон исполнял роль городничего, а Маша – роль его дочери. Со временем у братьев появились свои интересы, хотя и она продолжала принимать участие в совместных играх в лапту, бабки, но братья часто уходили гурьбой на море ловить рыбу, ездили к деду в степную станицу Княжая, а Маша оставалась около матери.Павел Егорович, хотя и считался купцом третьей гильдии, не проявил талант в торговых делах, разорился и уехал в Москву искать себе место. Ещё раньше уехали в Москву старшие сыновья Александр и Николай, окончив гимназию в Таганроге.В 1876 году мать Евгения Яковлевна вместе с Машей, Михаилом и Иваном также отбыли в Москву. В Таганроге остался один Антон, чтобы окончить гимназию. Так грустно завершилось детство в родном городе и началось тяжёлое время бедности и нужды в Москве. Маша стала помогать семье, превратившись в настоящую хозяйку, поскольку отец долго не мог найти работу, мать часто болела. Маша стряпала обеды, стирала бельё, занималась штопкой. В свободное время она вязала платки из шерсти, продавала их и вносила свою лепту в общий семейный кошелёк.Кроме того, Маше надо было продолжить учёбу в гимназии, но не было средств учёбу оплатить. С трудом она нашла такое место, где не надо бло платить за учёбу и в 1884 г. завершила среднее образование в Филаретовском женском епархиальном училище с дипломом домашней учительницы.Весной 1879 г. на пасхальные каникулы приехал из Таганрога Антон. Москва произвела на брата большое впечатление, захватила его. Можно смело утверждать, что уже с этого первого приезда зародилась большая любовь Антона Павловича к Москве, продолжавшаяся до последних дней его жизни. Брат увидел и понял всю тяжесть нашей жизни в Москве и оценил то положение, которое Маша заняла в семье. Это и послужило толчком к их глубокой в будущем дружбе. Брат стал посылать семье из Таганрога небольшие деньги, морально поддерживал в письмах. Эти заботы Антона о семье, его поддержка очень тронули сестру и навсегда расположили к брату. Она вспоминала:«Осенью 1879 г. Антон, окончив гимназию, приехал в Москву и начал учёбу в Московском университете на медицинском факультете. Брат получал стипендию и с ним приехали на учёбу два товарища по гимназии В.И. Зембулатов и Д.Т. Савельев, а также ещё один - Н.И. Коробов. Эти три студента стали жить у нас «на пансионе», т.е. они платили за питание и жильё нашей семье. Таким образом, у нас появились четыре молодых, жизнерадостных студента и они внесли в семью бодрую струю. Вновь в квартире зазвучали смех и шутки, тон которым, как всегда задавал Антон».Маша не придала особого значения появлению в журнале «Стрекоза» первого произведения Антона «Письмо к учёному соседу», да и кому тогда могло прийти в голову, что это «первое произведение» в будущем великого русского писателя! Маше было приятно, что брата её печатают в журналах. Да и гонорар, хотя и небольшой, шёл на общую пользу семьи. Так брат стал зарабатывать литературным трудом, что ещё больше подняло его авторитет в семье. Но Антону приходилось много работать. Можно было только удивляться его работоспособности. Он успевал и слушать лекции в университете, и заниматься в клиниках, и в то же время писать свои рассказы и фельетоны. Все члены семьи старались помогать Антону кто чем только мог. Мать и Маша обшивали его, готовили вкусные и любимые блюда, брат Миша бегал по его денежным делам: получал в редакциях гонорары.«Брат Николай занимался в Училище живописи, ваяния и зодчества. Он хорошо рисовал и помогал Антону делать иллюстрации к его рассказам. Кроме того, Николай обладал большими музыкальными способностями. Он не имел никакого музыкального образования, но неплохо играл на рояле. Когда у нас в квартире появился инструмент, Николай, приходя к нам, обычно садился играть, а Антон любил в это время работать. Большой популярностью у нас пользовалась одна из известных рапсодий Листа в исполнении Николая (об этой рапсодии Антон упоминает в своём рассказе «Забыл!»)».В период 1882 – 1885 годов Маша училась на высших женских курсах проф. В. И. Герье. Лекции там читали такие профессора как Ключевский, Лопатин, Чупров и др.Маша перезнакомилась с курсистками, завела себе подруг. Они хотели быть «передовыми», много читали книг на исторические, философские и общественные темы. Прочитанное обсуждали, писали рефераты, а затем читали их, собравшись на квартире у какой-нибудь курсистки. Иногда собирались в доме у Чеховых. Обычно эти сборища у Чеховых заканчивались вечеринками с танцами, музыкой, играли – всем тем, что сопутствует чудесной поре – молодости.Когда собирались у нас, Чеховых, подруг всегда привлекала непринуждённая весёлая атмосфера. Конечно, большой притягательной силой для них был Антон Павлович. Он тогда уже являлся известным писателем. Его личные качества – обаяние, общительность, остроумие, живой юмор – пленяли моих подруг. Многие из них, например Юношева, Кундасова, Эфрос, Мезинова и другие, продолжали быть с ним в дружеских отношениях долгие годы.В декабре 1879 года мой средний брат Иван Павлович выдержал экзамен на учителя приходского училища и был назначен в город Воскресенск, теперь Истра, который находится около знаменитого монастыря «Новый Иерусалим». Попечитель этого училища – фабрикант Цуриков не пожалел денег на его благоустройство и брат Иван оказался в просторной, хорошо обставленной квартире. Для Чеховых, живших тогда в Москве тесно и бедно, это оказалось чистой находкой. Едва только у Михаила и Маши кончались переходные экзамены, как мать, Евгения Яковлевна, уже ехала в Воскресенск «на подножный корм» и проживала там до самого начала учения. Брат Антон не сразу стал ездить с нами. Ему было не до дач, так как необходимость зарабатывать в московских журналах удерживала его на лето в Москве.Только студентом последнего курса Антон приехал на лето в Воскресенск. Здесь он нашёл уже порядочный круг знакомых. Высокий, в чёрной крылатке, широкополой шляпе, он стал принимать участие в каждой прогулке. При прогулке вели либеральные беседы на злобу дня. Кроме сочинений Щедрина, положительно все до одного читались толстые журналы, наибольшим успехом пользовались «Отечественные записки», «Вестник Европы» и др. Но как будущему врачу, Антону была нужна медицинская практика и она оказалась рядом, к его услугам.Вблизи находилась усадьба Чикино, купленная земством и обращённая в больницу. Ею заведовал известный тогда среди земских врачей и в медицинской литературе врач П.А. Архангельский. Чикинская больница считалась поставленной образцово, сам Павел Арсеньевич был очень общительным человеком и его любила медицинская молодёжь.Иван Павлович однажды познакомился с А.С. Киселёвым, владельцем имения, находившимся в деревне Бабкино в пяти верстах от Воскресенска. Алексей Сергеевич женат на дочери известного тогда директора императорских театров в Москве В.П. Бегичева – Марии Владимировне. У них были дети – Саша (девочка) и Серёжа, о которых не раз упоминается в биографии Антона Павловича. Киселёв пригласил к себе Ивана Павловича в репетиторы – так и зародилась связь чеховской семьи с Бабкином и его обитателями. Началась она с того, что сестра Маша, познакомившись через Ивана Павловича с Киселёвым и сдружившись с Марией Владимировной, стала подолгу гостить в Бабкине, а затем с весны 1885 года и вся семья Чеховых переехала на дачу туда же.Известно, что Бабкино сыграло выдающуюся роль в развитии таланта Чехова. Очаровательная природа, где к услугам дачников большой английский парк, река, лес, луга и люди собрались здесь как на подбор. Мария Владимировна печаталась в журналах, страстно любила рыбалку и по целым часам простаивала с Антоном и Марией с удочками на берегу и вела с ними литературные беседы. Очаровательные дети бегали по английскому парку, перекидывались с Антоном шутками и остротами, оживляли жизнь. Чехов и Левитан ходили на охоту, рыбачили, женщины любили в лесу собирать грибы и ягоды. Разыгрывались смешные сценки, тут же сочинённые Антоном. Однажды, вспоминает Мария Павловна, идёт она по дорожке к лесу из Бабкина и неожиданно встречает Левитана. Остановились, стали говорить о том о сём, как вдруг Левитан бух перед ней на колени и ... стал объясняться в любви. Помню, как я смутилась, мне стало стыдно, и я повернулась и убежала. Целый день Маша сидела в своей комнате и плакала. Когда об этом узнал Антон, то сказал, что Левитану нужны женщины бальзаковского возраста, а не такие как Маша. Она не поняла его слов, Левитану ничего не ответила, и все забыли об этом инциденте.Три лета семья Чеховых проводила чудное время в Бабкине. После Чехов долгое время писал письма Киселёвым, помогая Марии Владимировне в её литературных сочинениях, вспоминал их детей, которым он оставил на память рассказ «Сапоги всмятку», включённый в полное собрание сочинений.С Бабкиным Мария Павловна связывает начало своих занятий живописью. В те годы Чеховы иногда приезжали к Киселёвым и зимой. Погостят несколько дней, отдохнут и возвращаются в Москву. В один из таких зимних приездов Мария Павловна решила написать масляными красками вид, открывавшийся из окна гостиной дома Киселёвых. Это зимний пейзаж с чернеющим вдали Дорогановским лесом. Этюд, к её удивлению, получился недурным. Приехав в Москву Маша показала его Левитану.«О Мафа (так он звал Машу), молодец, и у Вас тоже есть способности», - сказал он. Эта похвала дебюта обрадовала Машу, и она стала заниматься живописью более серьёзно.Весной 1888 года семья Чеховых жила на Кудринской-Садовой и обсуждался вопрос: куда ехать на дачу? Отправляться опять в Бабкино уже не хотелось, ибо брату Антону необходимы новые места и новые сюжеты, к тому же он стал подозрительно кашлять и стал поговаривать о более южных местах. Наш знакомый А.И. Иваненко стал расхваливать свою родину и предложил поехать на Украину. Он указал при этом на местных помещиков Линтварёвых, живших около Сум на Луке. Антон Павлович написал им письмо и получил согласие от них о поездке на дачу.В первых числах мая семья Чеховых приехала к ним и установила с ихней семьёй добрейшие отношения. Как и в Бабкине, в Сумах преобладала музыка и разговоры о литературе. Ловили рыбу и раков, ездили на чёлнах к мельнице, Антон много писал, но жизнь на Украине почему-то не давала ему столько тем, как в Бабкине! На Луке Чехов писал уже на готовые, привезённые с севера темы.Погостить на Луку приезжали знакомые и интересные собеседники: известный поэт А.Н. Плещеев, М.Р. Семашко, К.С. Баранцевич, А.С. Суворин, П.М. Свободин и др.Однажды встретили у Линтварёвых их родственников Смагиных приехавших из Полтавской губернии. Семья их состояла из двух братьев – Александра и Сергея Ивановичей и сестры Елены. Недалеко от Сорочинец Миргородского уезда у них имелось имение Бакумовка, где они жили. Братья Смагины оказались весёлыми и приветливыми, Чеховы быстро с ними подружились. Смагины пригласили приехать к ним в гости и Антон дал обещание, поскольку Смагины жили в тех знаменитых местах, которые были воспеты Гоголем.Чеховы посетили Бакумовку и крепко с ними подружились. Оба брата стали бывать у них в Москве, а позднее и в Мелихове. Довольно часто встречаясь в то время с Александром Ивановичем, Мария Павловна подружилась с ним, и между ними установились тёплые отношения, продолжавшиеся несколько лет. Позднее для Маши не было неожиданностью, когда А.И. Смагин сделал ей предложение. Александр Иванович - красивый мужчина и интересный человек, нравился ей, и хотя сейчас трудно сказать, любила ли она его тогда, но она задумалась о своём замужестве. Долго ничего ему не отвечала и не говорила о его предложении в семье. Но как-то решилась поговорить прежде всего с Антоном. Пришла к нему в кабинет и говорю:- Знаешь, Антоша, я решила выйти замуж ...Брат, конечно, понял, за кого, но ничего мне не ответил. Потом Маша почувствовала, что брату эта новость неприятна, хотя он продолжал молчать.Растерянной, беспомощной Маша вышла из кабинета брата и долго плакала в своей комнате, не зная, на что решиться. Много думала. Любовь к брату, привязанность к нему решили всё дело. Маша не смогла пойти на то, чтобы причинить брату неприятность, расстроить привычный образ его жизни, лишить его той творческой обстановки, которую старалась создавать ему. Маша сообщила Смагину о своём отказе, чем причинила и ему страдание. Он послал Маше резкое письмо с упрёками.Спустя уже более сорока лет после этого, когда мы оба уже были старыми, Мария Павловна получила от А.И. Смагина письмо, в котором он тепло вспоминал о чувствах, пережитых в молодые годы.На Луке у Линтварёвых Чеховы прожили и лето следующего года, но уже без Антона Павловича. Он уехал тогда на Сахалин.Антон ещё ранней зимой стал готовиться к поездке на этот остров. Читал о нём книги, подбирал материалы, изучал климат и природу тех мест. Так как отыскивать старые литературные материалы о Сахалине не так-то легко, он поручил это дело сестре Маше. Свободное от занятий время она проводила в публичной библиотеке Румянцевского музея (ныне Государственная библиотека России), роясь в каталогах, книгах, делая из них различные выписки, нужные брату. Некоторые книги она приносила домой, Антон сам их штудировал.После этой трудной поездки он выпустил из печати отдельную книгу об острове Сахалине.5 марта 1892 года закончился московский период жизни Чеховых и начался мелиховский. В этот день они расстались с квартирой в доме Фиргант на Малой Дмитровке и переехали всей семьёй на жительство в собственную усадьбу с лесом, полями, садом, лошадьми, коровой и курами. У Антона Павловича настроение было самое хорошее, радостное: появился собственный дом с усадьбой, что его искренне радовало.Когда наступила весна и сошёл снег, для нас настала пора напряжённой работы: нужно пахать, сеять, приводить в порядок фруктовый сад, благоустраивать усадьбу. Каждый член нашей семьи взял себе участок работы, а Антон Павлович занялся садом. Он обрезал деревья и сажал новые. Однажды Маша привезла ему из Москвы семена ели, сосны, дуба. Сажал он также и розы, которые очень любил. Маша взяла на себя огород, цветники в саду, а также полевое хозяйство, которое вела вместе с Михаилом. Отец наш с утра до вечера возился в саду, приводил в порядок дорожки.Мария Павловна тогда преподавала историю и географию в частной московской женской гимназии Л.Ф. Ржевской и могла быть в Мелихове только в выходные дни. Часто в конце недели с ней ездила и Мезинцева Лика. Уезжая из дома в Москву Маша всегда получала поручения привезти что-нибудь по хозяйству: грабли, косы, лопаты и прочее. И вот тому, кто ехал с Машей, всегда доставалось везти что-нибудь. В тарантасе по отвратительной дороге от станции Лопасня до Мелихова эти вещи доставляли всегда большие неудобства.В летнюю пору Лика жила в Мелихове подолгу. С её участием у нас происходили чудесные музыкальные вечера. Лика недурно пела и одно время даже готовилась стать оперной певицей.Антон Павлович в Мелихове занимался постоянно медицинской практикой. Как только в Мелихове и в других окрестных деревнях, узнали, что новый хозяин мелиховской усадьбы врач и бесплатный, к Антону стали обращаться со своими болезнями.В сущности, в усадьбе образовался настоящий больничный приёмный пункт больных. Принимал больных Антон Павлович утром, у сеней чёрного хода. Маша помогала ему вести приём, служила у него ассистенкой: делала перевязки, несложные хирургические операции, выдавала крестьянам лекарства. В доме находилась для этого аптечка. Кроме того, Антона вызывали в любое время суток к тяжело больным, чтобы оказать немедленную помощь.Кроме того, в связи с угрозой холерной эпидемии Антон Павлович принял (без жалования) на себя обязанности земского санитарного врача. В его участок входило 25 деревень и две фабричные амбулатории в сёлах Крюкове и Угрюмове. Всё лето и осень 1892 года Антон Павлович почти не занимался литературной работой, а разъезжал по своему участку, лечил, устраивал больницы, противохолерные бараки, читал крестьянам лекции о профилактике во время эпидемии. Чехов в одном письме писал: «Работы у меня больше, чем по горло. Разъезжаю по деревням и фабрикам, помощников ни одного ...»В итоге принятия мер холера в Серпуховском уезде не приняла характер эпидемии, а Чехов получил благодарность от Серпуховского санитарного совета.Ещё одно большое дело, сделанное Чеховым для крестьян, за что они его уважали, - это постройка школ в деревнях и сёлах. Раньше в сельской местности не хватало школ и многие дети были без элементарных знаний о жизни. Брат и сестра Чеховы построили благодаря своим заботам и деньгам в Серпуховском районе три новые школы, снабдили их учебниками, получив «хлеб – соль» от крестьян местных деревень.К общественной работе Антона Павловича относится и участие его во Всероссийской народной переписи 1897 года. Эта сложная и трудная работа могла быть проделана с требующейся точностью только при активном участии местной интеллигенции.Почти весь январь 1897 года брат занимался делами переписи. Он заведовал переписным участком. Ему выделили целую волость с шестнадцатью деревнями, в его распоряжении было пятнадцать счётчиков, среди которых, писал Антон Павлович, «я буду на манер ротного командира». Он собирал своих счётчиков, инструктировал, учил их, читал им целые лекции.В Мелихове Антон Павлович сам ходил по избам и переписывал население, а потом вечером, бывало, жаловался, что болит голова; из-за своего высокого роста он с непривычки стукался головой о притолоки в низких крестьянских избах. У брата был специально выданный ему полотняный портфель с надписью «Перепись 1897». Антон Павлович за проведение переписи был награждён бронзовой медалью.В 1890-е годы Мария Павловна стала заниматься живописью и посещала вечерние классы Строгановского Художественного училища. Она познакомилась и подружилась с художницами М.Т. Дроздовой и А.А. Хотяинцевой. Они частенько приезжали в Мелихово на этюды. Когда Антон Павлович уехал зимовать в Ниццу, Хотяинцева тоже вскоре поехала туда же. Чехов писал из Ниццы, что у неё удачными получались карикатуры. Спустя года два Хотяинцева открыла в Москве Художественную мастерскую и там учителями работали художники В. Серов, К. Коровин и И.Левитан. Картину «Балерина», написанную Чеховой, поправлял сам Серов.В Мелихове случилась беда: от защемления грыжи умер отец – Павел Егорович. Он жил в маленькой комнатке, расположенной рядом со столовой. Отец до конца жизни оставался верен религии и выполнял все религиозные обряды. Было у отца ещё одно занятие в Мелихове – это ведение дневника. Каждый день он заносил в него события дня. Эти лаконичные записи порой были трогательны и наивны: кто приезжал в Мелихово, кто обедал, кто из членов семьи куда уехал, какие цветы в саду расцвели, какое настроение у Антоши ...Помимо зтого, каждый день запись велась температуры воздуха, какая была погода.И вот в мелиховском дневнике отца появилась последняя запись, сделанная Марией Павловной в 1898 году (на 74 году жизни отца):«12 сентября П.Е. Чехов умер в Москве в 5 часов дня».Сын Антон тогда находился в Ялте и в письме сообщал: «...Мне кажется, что после смерти отца в Мелихове будет уже не то житьё, точно с дневником прекратилось и течение мелиховской жизни ...»Осенью 1898 года по настоянию врачей Антон Павлович выехал в Крым. Расставался он с Мелиховым и Москвой с большой неохотой. Но в Ялте стояла хорошая, тёплая осень, что Антону понравилось, и он купил небольшой участок земли, причём недорого, потому что участок находился вне черты города, на необустроенном косогоре. На покупку этого участка и строительство дачи Чехов нашёл деньги, заключив договор с издателем «Нивы» А.Ф. Марксом о продаже в полную его собственность всех своих сочинений. Чеховы продали Мелихово и 9 сентября 1899 года въехали в новый дом, и начался ялтинский период жизни семьи Чеховых.Мария Павловна нашла, что её комната в мезонине большая, с чудесным балконом-террасой, одна из лучших в доме. Вид с балкона на Ялту и горы открывался изумительный.Она начала знакомство с труппой Московского Художественного театра через артиста Александра Леонидовича Вишневского. Он был тоже таганрожцем и учился в гимназии одновременно с Антоном Павловичем, хотя и в разных классах, будучи на три года моложе брата. Играя в «Чайке», он великолепно исполнял роль Дорна. В одно из посещений Художественного театра Вишневский пригласил Марию Павловну за кулисы и познакомил её со всеми актёрами, которые играли в «Чайке». Её, как сестру Чехова, все артисты приветствовали очень тепло, обнимали, говорили самые ласковые слова.Тогда же Мария Павловна впервые познакомилась с Ольгой Леонардовной Книппер, которая своей игрой и обаянием произвела на неё чарующее впечатление. Именно после этой первой встречи она шутливо писала Антону в Ялту, что «советую поухаживать за Книппер».В начале апреля 1900 года Мария Павловна выехала на пасхальные каникулы домой в Ялту. Вместе с ней поехала и О.Л. Книппер, с которой они подружились. Гастроли Художественного театра начинались лишь на пасхальной неделе сначала в Севастополе, а после в Ялте. На страстной неделе в те времена всякие зрелищные предприятия не работали, все театры были закрыты, поэтому Ольга Леонардовна эту неделю была свободна и поехала с Марией Павловной, чтобы отдохнуть на даче.Мария Павловна писала, что она не может забыть те чудесные весенние дни, когда Художественный театр был в Ялте у Антона Павловича. Как весело, празднично было тогда на даче. Вся труппа театра во главе с Немировичем – Данченко и Станиславским целые дни проводили у Чеховых. Моя мама и я едва успевали накрывать и убирать стол: завтраки, обеды и чаепития сменяли друг друга.Помимо артистов, у Чеховых на даче бывали ещё писатели, собравшиеся к этому времени в Ялту, среди них: А.М. Горький, И.А. Бунин, А.И. Куприн, Д.Н. Мамин-Сибиряк, С.Я. Елпатьевский и др. Брат очень любил такое оживление в своём доме и ходил довольный, радостный, как именинник.25 мая 1901года Антон Павлович венчается с О.Л. Книппер в Москве на Плющихе в церкви Воздвижения и молодожёны уезжают на кумыс в санаторий Аксёново Уфимской губернии. Затем вернулись в Ялту.Небывалый успех пьес «Дядя Ваня» и «Чайка» вдохновил Чехова на новые пьесы «Три сестры» и «Вишнёвый сад».Антон Павлович был на премьере «Вишнёвого сада» 17 января 1904 года, когда его чествовали с 25-летием литературной работы.Впервые Чехов присутствовал в Художественном театре на премьере своей пьесы. Премьера совпала с его днём рождения и 25 – летием литературной деятельности. Нужно сказать, что с большим трудом удалось уговорить Антона Павловича приехать в театр, так как он понимал, что вынужден будет выходить на сцену на вызовы публики. Сделали так, что между третьим и четвёртым актами на сцену вышла вся труппа Художественного театра во главе с Немировичем-Данченко и Станиславским, представители литературной и театральной общественности Москвы.Под бурю аплодисментов вышел бледный Чехов. Помимо того что этот выход на сцену тяготил его, он ещё плохо себя чувствовал и физически – в эти дни у него было обострение болезни. Он стоя выслушивал приветствия и адреса. В жизни Марии Павловны это был единственный случай, когда она так остро переживала чувство гордости за брата. Антону Павловичу подарили много самых различных и ненужных подарков, но он говорил, что К.А.Коровин прислал ему удочку – это чудесный подарок!Всё было бы хорошо, если бы не здоровье Антона Павловича, которое становилось всё хуже и хуже. Наша мать, Маша и его супруга старались делать так, чтобы поддержать его здоровье. Но 14 мая 1904 г. Мария Павловна вынуждена была уехать из Москвы в Ялту, поскольку мать там оставалась одна. У неё и в мыслях не было, что в этот день она в последний раз видит брата Антона. Он по совету лечившего его врача Таубе собирался ехать опять на курорт за границу. Однако только 31 мая Антон Павлович в первый раз вышел в Москве на улицу, а 3 июня он вместе с Ольгой Леонардовной выехал из Москвы в Германию. Там они поселились в южном городе-курорте Баденвейлере.Вскоре к нам в Ялту приехал брат Иван Павлович и рассказал, в каком ужасном виде, похудевшим, слабым, поехал за границу Антон Павлович. Мария Павловна очень страдала, тяжело переживая это.В июне Чеховы получили от О.Л. Книппер телеграмму о смерти своего мужа. Он любил, чтобы в жизни и в литературном творчестве всё было просто и понятно. Спокойной и простой была его смерть. Похороны состоялись на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой отца, Павла Егоровича.Сестра с болью вспоминает, как после похорон брата Лика Мизинова, вся в чёрном, пришла к ней и часа два молча простояла у окна, не отвечая на попытки заговорить ...Мария Павловна выполнила все завещательные распоряжения брата в письме от 3 августа 1901 года.Она после смерти брата занималась разборкой его архива, публиковала в сборниках отдельные материалы и неизданные произведения. В 1911 году по её инициативе начата подготовка шеститомного издания писем Чехова А.П. Брат Михаил принял ближайшее участие в этой работе. Один из самых замечательных образцов эпистолярного жанра в мировой литературе, письма Чехова являются необходимым источником для характеристики личности и творчества писателя, его эстетических взглядов, его отношений с широким кругом современников, деятелей русской литературы и искусства. Редактирование писем и составление примечаний к ним сестра и брат производили совместно. Появление шеститомника в печати стало большим событием литературной жизни.С установлением в Крыму советской власти Дом-музей брата стал государственным культурно- просветительным учреждением со своим штатом, а Мария Павловна назначена хранителем и директором музея.В 1922 году Мария Павловна и директор только что организованного Московского Музея Чехова Е.Э. Лейтнекер обратились в Наркомпрос с идеей организации Всероссийского музея Чехова с центром в Москве и филиалами в Ялте, Мелихове и Бабкине. Идея была для тех лет очень смелой. Осуществиться в годы разрухи она не могла, но и не умерла, сохранилась в народной памяти. В Ялте и Мелихове её частично реализовали, а в Бабкине, к сожалению, до сих пор не смогли.О своей большой, многотрудной жизни Мария Павловна говорит так:«Я пережила трёх русских царей, три русских революции, три больших войны; родилась через два года после отмены крепостного права и дожила до таких перемен, которые совершенно изменили лицо России. Посвятила свою жизнь писателю Чехову и выполнила то, что хотела».

Чеховед Виктор Мосалёв

Комментарии:

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.