Родом из Кашино

Истринский фронтовик Михаил Михайлович Кузнецов спел знаменитую песню «В землянке»

Накануне Дня Победы в доме ветерана собрались самые близкие ему люди — дочь Наталья, двое правнучек — Сашенька и Маша, приехали друзья — ветеран Великой Отечественной войны Татьяна Григорьевна Нестерова, член общественной патриотической комиссии «Российского Союза ветеранов» Александр Шабуткин с внуком Максимом и Елена Горовая, педагог Дедовской школы-интерната.

А собрались они по приглашению Александра Шабуткина для снятия видеосюжета телеканалом Россия-1 об истринском фронтовике. В свои 98 лет ветеран бодр и достаточно активен. А еще прекрасно поёт и знает наизусть более сотни стихов, рассказывая их при каждом удобном случае.

Маленькие гости поздравили ветерана с Днём Победы, вручив красные гвоздики и рассказав по этому случаю стихи. Удивительна преемственность поколений, когда совсем ещё маленькие дети с интересом и уважением общаются с ветеранами, с самого детства испытывая почтение к их фронтовым подвигам.

История одной песни

А потом под аккомпанемент Елены Горовой ветераны спели знаменитую «Землянку», а Михаил Михайлович рассказал, как появилась на свет известная песня и какую роль сыграл он сам в этой истории.

С песней «В землянке» у Михаила Кузнецова действительно особая связь. Когда осенью 1941 года немцы рвались к Москве, сжигая на своём пути города и села, жители Истры спешно эвакуировались из города. 18-летний Михаил с семьей жил тогда в деревне Кашино. Со своим младшим братом Владимиром они решили выкопать рядом с домом небольшую землянку, чтобы в случае атаки фашистских самолетов укрыться в ней.

Рассказывая об этом, фронтовик помнит каждую деталь, словно это было не 80 лет назад, а только вчера.

- Мы думали — если что-то случится, например, пожар, то можно укрыться в этой землянке. Выкопали котлован, сверху уложили брёвна, которые вручную таскали из леса, затем положили солому и закидали всё это глиной. Стены оставили земляные, сделали небольшую дверку. Землянка получилась небольшая — человека четыре-пять можно было разместить в ней на ночлег. А напротив нашего дома стоял штаб 265-го полка Белобородовской дивизии, офицеры штаба ночевали и в нашем доме, и в нашей землянке, — вспоминает ветеран.

С юности Михаил Кузнецов играл на гармони, свой музыкальный инструмент приносил он в землянку. А после ухода на фронт там не раз ночевали офицеры Белобородовской дивизии.

В ноябре 41-го побывал в этой землянке и фронтовой корреспондент и поэт Алексей Сурков. Там, под аккомпанемент гармошки, на клочке бумаги он написал своей жене письмо, которое и стало прототипом известной песни, начинающейся словами «Бьётся в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза, и поёт мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза…».

Приехав в Москву, он показал своё поэтическое письмо композитору Константину Листову, который положил его на музыку. Так появилась легендарная песня, родившаяся в землянке Михаила Кузнецова.

- И пели мы эту песню тридцать лет, на фронте и в мирное время, но не знал я тогда, что родилась эта песня в моей землянке, — улыбается 98-летний ветеран.

Рассекретил историю песни брат Суркова, когда приехал в деревню Кашино в 1972-м году. Деревня была сожжена, половины домов не было, а он все равно нашёл то место, где стоял дом штаба полка, где была выкопана землянка, и указал это место.

Родом из Кашино

«Землянке» посвящается

Только тогда Михаил Кузнецов узнал историю возникновения военной песни.

- На праздновании Дня Советской Армии я познакомился с представителями Московской организации писателей и истринским поэтом Юрием Мельниковым. Когда на сцене исполнили «Землянку», я понял, что это в моей землянке поется в песне, и рассказал об этом Юрию.

А через три дня написал стихотворение про землянку Михаила Кузнецова. Ветеран до сих пор помнит его наизусть.

«Освежала утренняя сырость, никли травы на лугу в росе,
И все к Москве война катилась по просёлкам разным и шоссе.

И вставал в то утро спозаранку, и опять лопату в руки брал,
И на всякий случай в огороде допоздна землянку он копал.

Уставал, её копая, но был молод и хватало сил,
И принёс печурку из сарая, и в землянке той установил.

А над Истрой полыхали зори, взрывы от снарядов и гранат,
Ближе всё фашисты подступали, и подался ты в военкомат…

<>

Были схватки с ворогом жестоки и в окопах проливалась кровь,
Но согреты написала строки про землянку и свою любовь.

Позже эти строки песней стали, в необъятных далях фронтовых
Воины, выходя из боя, напевали там в землянках их…

Родом из Кашино

Несмотря на «бронь»

Михаил Михайлович с горечью вспоминает, что в его родной деревне Кашино перед войной стояло 64 дома. Осенью 1941 года все мужчины ушли на фронт, погибло сорок односельчан, домой вернулись только пять человек, да и те навсегда остались инвалидами.

- Бывает, ночью проснусь и начинаю перечислять своих друзей, погибших на войне, — с дрожью в голосе говорит убеленный сединой фронтовик.

Тогда, в ноябре сорок первого, сам он не сразу попал на фронт, — работал на секретном военном заводе в Тушино и у него была «бронь».

- Когда немцы заняли Волоколамск, было объявлено всем мужчинам явиться в военкомат. А чтобы наплыва желающих не было, всех разделили по алфавиту на три части. А я говорю своим друзьям, с которыми пришли: «Ты, Борзов, пойдешь в первый день, я, Кузнецов — во второй, а ты, Тимофеев, в третий. Пойдемте все вместе!» — вспоминает ветеран.

И они втроём пошли в военкомат. Когда подошла очередь Кузнецова, военком Горшков, проверяя паспорта, увидел у Михаила удостоверение личности, — их вместо паспортов выдавали работающим на заводе. Тогда военком сообщил, что не имеет права брать его на фронт: «У Вас «бронь», Вы должны на заводе работать», — сказал он юноше.

- Вышел расстроенный — ребята получили повестки и уходят в армию, а я остаюсь…, — вспоминает Михаил Михайлович, и, помедлив, чтобы справиться с нахлынувшими чувствами, продолжает:

- А школьный друг Леша Орехов, с которым вместе работали, предложил: «Миш, ты иди, погуляй немного, а потом приходи, надевай мои шапку и пальто и иди к военкому снова. Скажи, что завод эвакуировался и уехал». Я переоделся, захожу к военкому, а тот сразу заметил, что такой новобранец уже приходил, и хотел вновь отказать. Пришлось выкладывать ему последний козырь, что завод эвакуировали. Так вот и попал я на фронт, — рассказывает ветеран.

А потом была служба в 367-й отдельной пулемётно-артиллерийском батальоне Московской зоны обороны, 152-й укрепрайон, где пулеметчик Кузнецов вместе со своими сослуживцами стояли под Можайском, обороняли Москву.

В сентябре 1943 года Михаил Кузнецов участвовал в освобождении Смоленска, потом воевал в Белоруссии. А 22 октября 1943 года он получил серьёзное ранение и девять месяцев провел в госпитале. После этого на фронт уже не вернулся.

После войны Михаил Михайлович почти полвека работал в финансовом управлении Истринского района, ему присвоено почётное звание «Заслуженный экономист РФ». За участие в Великой Отечественной войне награжден боевыми наградами: орденом «Отечественной войны 1-й степени», орденом «Красной Звезды» и медалью «За оборону Москвы».

Речь ветерана льётся, словно песня, без сучка, без задоринки, интересно слушать пожилого фронтовика, — не каждый может вот так увлекательно рассказывать о своей жизни. И совсем забываешь, что всего-то через полтора года он отметит свой столетний юбилей!

Долгие лета Вам, дорогой Михаил Михайлович! Низкий поклон за то, что смело воевали, защищая родную землю от врага! И пусть сегодняшнее молодое поколение, не знающее войны, навсегда запомнит седых ветеранов, благодаря отваге которых они живут на земле. С Днём Победы!

Ольга МАЙЗЕНБЕРГ,

фото автора

Родом из Кашино

Комментарии:

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь.