29 апреля 2013 13:37 / Архив / Комментарии 0

Ветеран Владимир Титов в преддверии Дня Победы вспоминает фронтовые будни

К двадцати годам он стал кавалером ордена Красной Звезды и ордена Славы третьей степени. Сейчас ему 86, но на свой возраст он совсем не тянет: статен, подвижен и улыбчив, много читает - без очков и даже иногда ночь напролет, если книга интересная. Любит работать на даче, вырастил уже для посадки рассаду помидоров. Участвует во всех мероприятиях совета ветеранов, например, готовится на днях пойти в Дом культуры смотреть соревнования боксеров. А уж какой удивительный рассказчик – заслушаться можно. Особенно, если это касается тяжелого танка ИС-2, который был для всего экипажа почти что родным домом с 1943 года до Дня Победы.
«СОБРАЛИ ТАНКИ - И НА ФРОНТ»
Владимир Антонович – коренной дедовчанин. Его родители работали на прядильной фабрике. К началу войны окончил шесть классов. Как и другие подростки участвовал в строительстве оборонительных сооружений, противотанковых рвов, помогал на фабрике грузить оборудование для отправки его в эвакуацию. Потом пятнадцатилетнего парнишку послали работать в фабричную пожарную охрану.
- Голодали мы тогда сильно. Хорошо, что мне как рабочему выдавали в день по шестьсот граммов хлеба да тарелку каши. А охранять на фабрике было что: сюда как на перевалочный пункт приходило много хлопка, не дай бог, произойдет его возгорание. Потом меня поставили на охрану большого капустного поля в подсобном хозяйстве фабрики. Дали винтовку, лошадь и на подмогу двух 80-летних старичков, но стрелять не пришлось, - улыбается ветеран. – А в октябре сорок третьего года получил повестку на фронт, это был последний военный призыв, мне тогда семнадцати не было. В курсантском училище младших командиров мы, новобранцы, прошли учебу за два с половиной месяца вместо шести. Мне присвоили звание старшего сержанта, и послали нас в Ржев, население охранять. Немцев к тому времени отсюда выбили, но действовали бандитские формирования. А я на фронт рвался. Начальство предложило мне до обеда учиться в танковом училище, а после обеда помогать рабочим завода на сборке танков для фронта. «Чем быстрее соберете танки, тем быстрее на фронт попадете», - сказал командир роты. Я согласился. Работали напряженно. В итоге собрали за короткий срок 21 машину на танковый полк, обкатали их, на полигоне отстрелялись – и прямиком на Первый Белорусский фронт, в состав Второй танковой армии, 12 танкового корпуса, 378 самоходного артиллерийского полка – в нем и служил до конца войны. Участвовали в боях за освобождение Белоруссии, потом Варшавы, во взятии Берлина. За это время танк стал как дом родной.
«МЫ НЕ КУРИЛИ, НЕ МАТЕРИЛИСЬ И В РОТ СПИРТНОГО НЕ БРАЛИ»
- Расскажите, пожалуйста, о своей боевой машине, о вашем экипаже, фронтовом быте, - прошу ветерана.
- Танк ИС-2 - тяжелый, весом 46 тонн. Я был командиром орудия, руководил действиями водителя и заряжающего: когда сделать остановку и снова начать движение, какие снаряды направить против врага: осколочные - на пехоту, бронебойный – на средние танки, а против «пантер» и «тигров» – уже нужен подкалиберный снаряд. И все эти 35 снарядов лежали у нас под ногами в танке, - задумчиво говорит собеседник. - Сидишь в машине зимой в полушубке, валенках, всё белое, заиндевевшее, ничем не обогреешься. По бокам – эти самые снаряды, под ногами - боекомплект. Находишься как на пороховой бочке: если попадет фаустпатрон – в момент вся машина разлетится. Когда бой – в танк несет дымом, пламенем, горячие гильзы на полу. В моей роте машины и горели, и взрывались. Мы вытаскивали обгоревших танкистов, таких же молоденьких, как сами, сначала страх был, а потом вдруг пришло какое-то ощущение привычности происходящего, что ли...До Берлина дошли от двух наших рот только пять машин, а было их одиннадцать. Помню, был бой, немцев отбили, в лес они ушли. Под днище нашего танка то ли мина, то ли снаряд попал – неизвестно, но аккумуляторы лопнули, и машина ни с места. А в ней – 12 раненых, в том числе наш командир танка и заряжающий. Сумели их все-таки в госпиталь доставить. Пока командир два месяца лечился, я был вместо него. Командиром был лейтенант Клименко, украинец, самый старший из нас, 1918 года рождения. А мы все – молоденькие, только-только усы пробиваться стали. Не курили мы тогда, матом не ругались, в рот спиртного не брали, хотя в танке и была фляга спирта. Пил только командир, да и то немного, мы после войны сдали танк вместе с этой флягой. А в танке мы дневали и ночевали, все время вперед и вперед, проскакивали города и деревни, выдавливая из них врагов и даже не зная названий освобожденных населенных пунктов, а за нами шла пехота. За все время ни разу походную кухню не видели, горячего не ели, суток по двое воевали не евши. Если стоянка – быстро из банок американскую тушенку, колбасу или рыбные консервы поешь. Ведро найдем – так иногда чай согреем. В дом иногда заскочишь – ополоснешь лицо. .Я после войны долго сны видел: будто в танке, и страшно гудит мотор, и мотает машину то вверх, то вниз, и чтобы прекратить эту болтанку, даешь команду «короткая!» - остановка, значит, для зарядки пушки снарядом, на ходу ведь из тяжелого танка стрелять было невозможно.
«ПОД НАШИ МАШИНЫ БРОСАЛИ ГРАНАТОМЁТЫ»
- А каких наград Вы были удостоены за героизм и самоотверженность?
- Меня наградили орденом Красной Звезды и орденом Славы третьей степени, была также вручена Благодарность за подписью Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина за прорыв сильно укрепленной обороны врага и овладение рядом немецких городов. И еще я храню такую архивную справку: «Участник наступательных боев на Берлин Титов Владимир Антонович 18.04. 1945 года в бою за г. Альт-Лансберг, ведя прицельный огонь, уничтожил 1 орудие ПТО, подавил огонь 2-х пулеметных точек и уничтожил до 20 гитлеровцев. В бою за д. Хенов 21.04. 1045 года смело отражал контратаку танков противника. Атака врага была успешно отбита».
- Тяжело приходилось во время боев за Берлин?
- Да уж, трудностей было много. Если раньше мы всегда шли впереди пехоты, выбивая врага, то в Германии, наоборот, впереди были пехотинцы, которые ликвидировали затаившихся в домах и развалинах мальчишек из «Гитлерюгенд», вооруженных противотанковыми гранатометами. Еще запомнилось такое. В города Штеттин стояли мы по берегам реки Одера: на одном берегу немцы, на другом – мы. Стрелять было запрещено: в городе склады химического завода. Попадет снаряд – потравит ту армию, в сторону которой подует ветер.
И веселое было. Перед Берлином командир корпуса дал приказ построить полк. Посмотрел на нас: это что за сборище? А мы стоим кто в рубашке, кто в теплом пиджачке, прихваченном в каком-нибудь пустом доме - не получили еще летнего обмундирования, а кругом садов цветение, теплота. «Чтобы к вечеру солдат помыли, постригли, одели!» Мы поснимали, поскидали с себя всё и получили одежду с иголочки! Впервые за время войны получили такое обслуживание...
Танкам на узких улочках Берлина не развернуться, и поставили нас на охрану штаба корпуса. 2 мая я встал рано, сижу на корпусе танка и вижу: идет большая колонна немцев
шириной во всю улицу. Кричу своим: «Подъем!». А советские автоматчики, сопровождающие колонну, радостно объявляют «Война окончилась!», оказывается, они вели пленных немцев. Какая же стрельба поднялась на радостях в тот день, палили из всех видов оружия, и я - из своего пистолета. После войны еще несколько лет служил в Германии, уже на самоходке. Как-то перед 9 Мая поехали в Трептов-парк, идем с командиром роты, навстречу рослые парни в юбках – мы прыснули со смеха. Невдомек нам тогда было, что это представители шотландской гвардии.
- День Победы где будете отмечать?
- В Снегирях, всегда туда езжу. Помяну тех, кто не дожил до светлого дня. Брата своего, который погиб под Смоленском, танкистов, сгоревших в боевых машинах. Подойду к танку «ИС», к самоходке – на такой я служил после войны несколько лет. Хотелось бы посмотреть в праздничные дни старые художественные фильмы про войну. Современные фильмы о Великой Отечественной войне мне не нравятся: всё лицо разведчика намажут пятнами, наденут на него камуфляжную форму. Форма ведь другая была: плащ-палатка, гимнастерка, брюки, сапоги и разведчики были с умытыми лицами, видел я их...Эта мода, видимо, из американских фильмов пришла.
В заключение ветеран рассказал, что после войны трудился грузчиком на Дедовской прядильно-ткацкой фабрике, потом формовщиком на чугунно-литейном заводе. Многим в молодые годы увлекался: выращивал нутрий, например. Семейную дачу любит, где выращивает овощи, а внучка – роскошные розы. «У нас там две речки: Истра и Белянка. В прошлом году не купался, а до этого – каждое лето. Умею отлично готовить, особенно первые блюда, - с удовольствием рассказывает ветеран. У него две заботливые дочери, два внука, две внучки и два правнука.
С праздником, бесстрашные защитники родины, и пусть ничто не омрачает вашу светлую жизнь!
Ирина ОГОРОДНОВА, фото автора

Комментарии:

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.