Сражения под Волоколамском

16 декабря 1941 года, на 178-й день войны, войска Юго-Западного фронта завершили Елецкую операцию

Советские войска продвинулись на 80−100 км, ликвидировали елецкий выступ и нанесли существенное поражение войскам 2-й полевой армии, тем самым отвлекли на себя часть сил 2-й танковой армии, оказав помощь войскам Западного фронта.

Первые победы

На Западном фронте к 17 декабря закончился первый этап контрнаступления Красной Армии под Москвой. За десять дней советские войска разбили ударные группировки врага, наступавшие на столицу. Началась Калужская наступательная операция войск левого крыла Западного фронта.

В этот день 49-я армия освободила город Алексин и форсировала Оку в районе Тарусы. 50-я армия после трёхдневных боёв освободила Щекино. 2-й гвардейский кавалерийский корпус Льва Доватора, разгромив в районе Загорье — Сафониха отступавшую 78-ю немецкую пехотную дивизию, вышел в район озера Тростенское.

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия): «17 декабря… наши наличные силы недостаточны для того, чтобы организовать стойкую оборону восточнее Оки. … Гололедица затрудняла все наши передвижения. Русские хорошо снаряжены и хорошо подготовлены к зиме, а у нас ничего нет».

К этому времени фельдмаршал фон Бок подал рапорт о болезни и его сменил на посту командующего группой армий «Центр» фельдмаршал фон Клюге.

«И нет ни брода, ни моста…»

16 декабря сводная подвижная группа в составе 1-й гвардейской танковой бригады под командованием Катукова с боем ворвалась в село Ново-Петровское. Преследуя противника, они были вынуждены остановиться: дорогу преграждал взорванный мост через реку Маглуша. Танкисты попытались найти брод, но увидели бегущую им навстречу женщину и мальчика.

- Стойте! Стойте! Там мины!

Это были Александра Григорьевна Кузнецова и ее 11-летний сын Петя. Александра Кузнецова предложила комиссару танкового полка Якову Комлову перебраться через реку возле её дома, там, где река сужается. Но здесь, на крутых берегах, нужно было построить мост. Тогда Кузнецова предложила разобрать свой дом, стоящий на берегу, чтобы из бревен сделать настил.

В ход пошли хозяйственные постройки и часть дома, и первый танк, Т-34 лейтенанта Лавриненко без труда прошёл по настилу. А вот следующий — тяжёлый и не такой маневренный КВ — зацепил угол дома.

Из воспоминаний командира подвижного отряда Михаила Катукова: «Бревенчатая стена завалилась, следом за ней упали и верхние венцы другой стены, и крыша хаты повисла — вот-вот рухнет. Хозяйка дома, выручившая нас в тот день, сначала перепугалась, даже закричала. Шутка ли, в жестокие морозы остаться без крова?! Но потом пришла в себя и сказала: «Чему быть, того не миновать. Берите, детки, сруб, тащите его на мост. Он попрочнее поленьев». Мы стали возражать, однако женщина ничего слушать не хотела. «Берите, всё берите. Помост сейчас нужнее, чем моя изба». И сама за бревно берется, тащит его к реке…».

Так все танкисты переправились на другой берег. А Александре Кузнецовой дали справку, подтверждающую, что дом был отдан для переправы. Только справку эту Кузнецова потеряла…

В новый дом — с заслуженной наградой

Только спустя 24 года бывший комиссар полка Яков Комлов, приехав из Краснодара, смог добраться до Ново-Петровского. Здесь он обнаружил, что старая, больная женщина со свои сыном всё так же живёт в полуразрушенном доме. Об этом Яков написал в редакцию газеты «Известия»: «…Александра Григорьевна Кузнецова указала воинам 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майора Михаила Катукова место переправы через реку Маглушу, пожертвовала бревнами своего дома для наведения моста. Ее сын, одиннадцатилетний Петя, провел наши танки от переправы к Волоколамскому шоссе, что позволило воинам Катукова догнать уходившую в отрыв моторизованную часть гитлеровцев. При этом он был ранен взрывом небольшой мины. Через переправу Кузнецовой прошли части двух армий».

После того, как корреспондент газеты сам побывал в Ново-Петровском и написал статью «Дом у дороги», Александра Кузнецова и её сын Пётр были награждены орденом Отечественной войны I степени. А к 9 мая 1968 года для них был построен новый дом, ключи от которого Кузнецовым вручил маршал бронетанковых войск Михаил Катуков.

Невосполнимые потери

А тогда, 16 декабря 1941 года, танкисты смогли продолжить свою погоню. К 18 декабря подразделения 1-й гвардейской танковой бригады вышли на подступы к Волоколамску. Разгорелись бои в районе деревень Сычёво, Покровское, Гряды и Чисмена. Танковая рота старшего лейтенанта Лавриненко действовала в передовом отряде в районе Гряды — Чисмена. На рассвете группа атаковала деревню Гряды. Лавриненко решил, не дожидаясь подхода главных сил атаковать немцев в селе Покровское. В этом бою Дмитрий Лавриненко уничтожил свой 52-й немецкий танк.

По воспоминаниям полковника в отставке, танкиста Леонида Лехмана: «Развивая наступление на Волоколамском направлении, танковая рота ворвалась в село Покровское, где огнём и гусеницами уничтожила немецкий гарнизон. Затем, маневрируя, Лавриненко повёл свою роту в атаку на соседнюю деревню Горюны, куда отошли немецкие танки и бронетранспортёры. Немецкие части не смогли противостоять атаке с двух сторон, подошедшими основными силами бригады и ротой Лавриненко, были разбиты и бежали. В этом бою Лавриненко уничтожил свой 52-й немецкий танк».

Сразу после боя деревня Горюны подверглась сильному артиллерийскому и миномётному обстрелу противника. Выскочив из танка, старший лейтенант Лавриненко направился к полковнику Черноярову, командиру 17-й танковой бригады, с докладом и был убит осколком миномётного снаряда.

Танковый ас Дмитрий Лавриненко был похоронен на месте боя, около шоссе, между селом Покровским и деревней Горюны (сейчас — Анино). В 1967 году место захоронения было найдено поисковым отрядом, и останки Героя Советского Союза были торжественно перезахоронены в братской могиле в деревне Деньково. Приказом 1-й гвардейской танковой бригады № 073 от 7 мая 1943 года он был посмертно зачислен в списки личного состава частей и подразделений бригады.

18 декабря 1941 года, 1-я Ударная армия, преследуя противника, освободила Теряеву Слободу, а 20-я армия генерал-майора Андрея Власова и 16-я армия Константина Рокоссовского завязали бои за Волоколамск.

А на следующий день в рядах Советской армии случилась ещё одна невосполнимая потеря. 19 декабря 1941 года 2-й гвардейский кавалерийский корпус Льва Доватора пытался с ходу форсировать Рузу на участке Толбузино — Палашкино (севернее Рузы). При осмотре в бинокль позиций противника генерал-майор Доватор был смертельно ранен пулемётной очередью.

Из книги «История ВОВ Советского союза 1941−45. Том II» (М.: Воениздат МО СССР, 1961): «Противник подготовил этот рубеж к обороне и оказал советским войскам упорное сопротивление. Корпус вынужден был прорывать оборону в пешем строю. При прорыве 19 декабря смертью героев погибли командир корпуса генерал-майор Л. М. Доватор и командир 20-й горнокавалерийской дивизии подполковник М. П. Тавлиев. Попытки 2-го гвардейского кавалерийского корпуса и подвижных групп под командованием генералов Катукова и Ремизова с ходу преодолеть оборонительный рубеж противника, проходивший по рекам Руза и Лама, также оказались безуспешными».

Прах Героя Советского Союза похоронен на Новодевичьем кладбище, а на месте гибели Доватора, в районе деревни Палашкино Рузского района, был установлен памятный обелиск.

Но всё же гибель героев не была напрасной: 20 декабря 1941 года после упорных боёв, 20-я армия под командованием Власова и 16-я армия под командованием Рокоссовского освободили Волоколамск и вышли к реке Ламе севернее и южнее города.

Ирина АРТЁМОВА,

фото из сети Интернет

В тексте были использованы материалы книги Михаила Катукова «На острие главного удара», книги «Истринская земля», архивы газет «Известия» и «Истринские Вести»

Сражения под Волоколамском Могила Лавриненко. Деньково, 2016 год Сражения под Волоколамском Дом Кузнецовых Сражения под Волоколамском Лев Доватор Сражения под Волоколамском Дмитрий Лавриненко

Комментарии:

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь.